Мама – это любовь, это первый и главный учитель, друг и советчик, самый строгий обвинитель и самый рьяный защитник в одном лице. Она царь и бог. Ее слово – закон. Сказала: завтра копаем картошку. Значит, копаем. И точка.

Картошка… У нас всегда это было событие мирового масштаба. Это наш Октоберфест, если хотите. К уборке «второго хлеба» готовились заранее: находили технику, пересчитывали и обзванивали потенциальных копальщиков, делали ревизию корзин, ведер и мешков, закупали продукты к семейному обеду – заслуженной награде за труды.

Картофельной мобилизации подлежали все: от пенсии до школоты. Объединяет всех и командует парадом ОНА. Мама. Так было испокон веков. Так происходит и по сей день. Есть только один маленький нюанс: раньше приходилось убирать по полгектара конем, а теперь от силы по 5-10 соток мотокультиватором. В детстве, помню, копаешь-копаешь, а работе конца и края не видно. К финишу единицы приходили – основная масса ползком на животе. Это был действительно тяжелый труд. Но как бы много сил он ни отнимал, мы все равно как один работали бок о бок, воспитывали в себе выносливость и привычку заботиться друг о друге, соревнуясь, кто – в проворстве и ловкости, кто – в красноречии. Много шутили и смеялись, а наши родители украдкой наблюдали за нами, совсем как мы сейчас за своими детьми, подбадривая словом и одобряющей улыбкой. А чего стоит совместное застолье?

Сегодня мы можем себе позволить купить картошку на ярмарке или в супермакете. Но разве купишь там впечатления, воспоминания, живые эмоции, чувство единения, если хотите? Уборка картошки, впрочем, как и посадка, не просто работа, не просто действие, это настоящая машина времени. Потом с особой нежностью наши дети будут вспоминать эти моменты, переносясь в детство. Совсем как мы сейчас.

Одним словом, жизни без картошки я не представляю. И когда-нибудь обязательно возьму эстафету у мамы. Царь я или не царь? Сказала копаем, значит, копаем.

С уважением, Ирина Палубец